андрей великанов > курс "идеи и образы", лекции 2017-18.
Подробно про курс> / Студенты> / Как поступить> / Программа подготовки> / Предупреждение> / "Философия искусства"> / "Языки культуры"> / "Анаморфическая энциклопедия" /"Идеи и образы" /Контакты>


Лекции курса "Идеи и образы" прочитаны в образовательном центре музея "Гараж" в сезоне 2017-18.
Данный курс посвящен книгам, фильмам и музыкальным произведениям, тесно связанным с философскими концепциями. Иногда идеи становились основой для создания художественных образов, иногда образы были питательной средой для философских концепций. Эти взаимосвязи и взаимовлияния представляют собой сложную сеть современной культуры. Любую из этих лекций можно слушать независимо от других, но вместе с тем, этот курс в целом является иллюстрацией к теоретическому курсу "Философия искусства".


Лекции представлены короткими фрагментами и аннотациями. Записи в полном формате существуют и предназначены для студентов курса, но их может посмотреть каждый. Для этого нужна ваша просьба предоставить доступ к любой из лекций, отправленная мне в личном сообщении ( ) и ваша готовность оплатить просмотр.


1. Философия между наукой, искусством и религией. Интуиция рационального и логика чувственного.
Может ли быть «другая» философия? Да, философия может быть разной. Есть западная и восточная, есть континентальная и аналитическая. Философия строга, как наука, и она может ответить на вопросы морали, как религия. Но по большому счету, она обязана придерживаться определенных правил и не позволять себе лишнего, иначе она тут же будет объявлена профанацией и дилетантством. Именно поэтому философия всегда заигрывала с различными искусствами. Ей хотелось иметь при себе поле, в котором позволены любые эксперименты, полная безбашенность, и в то же время возможность утверждать, что такая деятельность и есть самый глубокий метод познания. Но всегда держаться при искусстве старшим, разумным и строгим товарищем у философии не получается, поэтому в словосочетании «философия искусства» нельзя сказать определенно, кто кому принадлежит.




2. Гомер — «Илиада», «Одиссея». /Миф и логос. Субъект и объект. Рождение философии.
Поэмы Гомера оказали огромное влияние на всю историю античной культуры, а позже и на культуру нового времени. Для всех древних греков «Илиада» и «Одиссея» являлись не только излюбленным чтением, но и обязательной образовательной программой, — по ним велось обучение в школах. Поэтому неудивительно, что древнегреческие философы находят именно в этих поэмах примеры для иллюстрации своих идей. Платон критикует Гомера за повествование о недостойном поведении богов, но именно у него обнаруживает героев, помогающих ему сконструировать свой мир и свое мышление. Аристотель, обращаясь к Гомеру, описывает некоторые элементы его языка как метафоры. Но это все частные примеры влияния легендарного поэта, гораздо важнее то, что яркий образный язык его произведений содержал в себе зерна понятийно-логического мышления, что послужило основой того, что именно в Древней Греции в поле мифов родилась философия.




3. Хорхе Луис Борхес — «Сад расходящихся тропок», «Аналитический язык Джона Уилкинса». / Хора. Археология знания.
Хора у древних греков — территория вокруг полиса, предназначенная для выращивания олив или винограда. Платон применил этот термин для обозначения особого пространства между миром идей и чувственно воспринимаемым. Его хора — воплощение абсолютной непредсказуемости, нетождественности, случайности. В постмодернистских концепциях понятие хоры переосмысливается и превращается в метафору самодвижения знаковых систем. Один из ключевых художественных образов, помогающий понять эту идею, — трактовка Борхесом пространства событийности как «сада расходящихся тропок».




4. Иоганн Себастьян Бах — «Хорошо темперированный клавир». Вольфганг Амадей Моцарт — «Реквием». Милош Форман — «Амадей». / Фидеизм. Онтологическое доказательство бытия Бога.
Людвиг Витгенштейн в «Философских исследованиях» проводит такой анализ языка, который делает осмысленными и возможными самые разнообразные его формы. Религиозные верования также могут быть рассмотрены как языковые игры, что позволяет увидеть в них не только стремление к познанию трансцендентного, но и рациональную сторону. Музыка — один из языков, а одно из самых знаменитых музыкальных произведений, «Хорошо темперированный клавир» Баха, написано как свидетельство совершенства мира и его гармонии, что в философском смысле аналогично онтологическому доказательству бытия Бога. /В этом отрывке: о Гленне Гульде.




5. Борис Пастернак — «Доктор Живаго». /Вера и знание.
Фома Аквинский утверждал, что истина науки и истина веры не могут противоречить друг другу; между ними существует гармония. В его интерпретации обе истины служат постижению Бога. Эта мысль в современной философии превратилась в утверждение того, что истина веры и истина знания высказываются на разных языках (существуют в различных дискурсах) и никак не могут опровергать друг друга. Намеренное или неосознанное нарушение этого принципа скорее всего создаст комический эффект в восприятии наблюдателя. Однако попытка соединить веру и знание может служить задаче создания художественного образа. Борис Пастернак заканчивает свой знаменитый роман стихотворным сборником Юрия Живаго. И в самом романе, и в этих стихах — стремление автора прожить такую жизнь, которая своей жертвенностью соответствовала бы страшным событиям революции и гражданской войны. Вполне реалистические описания природы в стихотворении «Август» служат как будто доказательством торжественного переживания автором своего преображения — смерти и воскрешения.




6. Венедикт Ерофеев — «Москва-Петушки». /Теодицея. Акциденция. Хаос и Космос.
«В Московском университете я стал, во-первых, читать Лейбница, а во-вторых, выпивать», — многие высказывания и цитаты Венедикта Ерофеева вызывают смех, но это не смех от веселой шутки, а ощущение абсурда, в котором вот-вот будет постигнута трагическая истина. Лейбниц — автор философской концепции теодицеи или богооправдания. Как может существовать зло во вселенной, если Бог, ее создатель, всеблаг, всемогущ и премудр? Во вселенной Венички добро, безусловно, существует, ангелы постоянно с ним, но зло и абсурд переполняют этот мир. В нем разрушено все, что только можно было разрушить, — смыслы, ценности, моральные нормы. Так что модернистский нигилизм автор может направить только против себя. Поэтому «и немедленно выпил», после чего следует торжественный гимн пьяной икоте, который одновременно является научным трактатом с цитатами из Евангелия и Достоевского, терминами Канта, иронией по поводу Маркса и Энгельса, и в котором звучат вопросы о неотвратимости судьбы, о свободе воли, о случайности и необходимости, и Хаосе, заполнившем Космос.




7. Жан-Поль Сартр — «За закрытыми дверями». /Свобода воли. Эссенция и экзистенция.
Сартр сочинил пьесу про ад, в котором нет чертей, кипящей смолы и каких-либо физических пыток, зато люди сами становятся изощренными и изобретательными палачами своих соседей, не давая им забыть то, что произошло при жизни. И если бы Сартр сделал только это, он бы уже заслуживал пристального внимания. Но он придумал еще массу необычного. Например, сказал, что если человек желает жениться и сделает это, то он вовлечет на путь моногамии не только себя самого, но и все человечество. А еще говорил, что человеку неминуемо присущи тревожность и даже отчаяние. Ясно, что его можно полюбить или возненавидеть хотя бы за оригинальность мышления, не говоря о гуманизме. Остается разобраться, как понимать, что экзистенция предшествует эссенции? О каком существовании и о какой сущности он постоянно говорил?




8. Патрик Зюскинд — «Парфюмер». /Вещественная метафора прекрасного.
Согласно Сократу мир устроен разумно и гармонично, а всякая вещь в нем предназначена для какой-то цели, что и делает ее прекрасной. Истина, добро и красота нераздельны и вместе образуют благо. Понимание красоты как воплощения Бога или абсолютной идеи в конкретных вещах или явлениях сохраняется достаточно долго и проблематизируется только в 18-м веке. Является ли красота проявлением объективных свойств природы или она обусловлена сознанием человека, особенностями его представлений и чувственного восприятия? А если красота — это имманентное качество природы, то можно ли в буквальном смысле добыть ее в чистом виде, как полезное ископаемое? Патрик Зюскинд обращается к подобной вещественной метафоре красоты. Герой его романа стремится уловить, поймать, выделить из природы, даже из самой ее прекрасной и вожделенной части, женского тела, такую субстанцию, которая будет квинтэссенцией совершенства. Неповторимый аромат этого вещества будет вызывать у людей сильнейшие чувства, они будут дрожать от восторга, кричать и рыдать от блаженства.




9. Николай Носов — «Приключения Незнайки». /Утопия и антиутопия.
Утопические идеи сначала появились в философии, литературе и искусстве и только потом пришли в реальную жизнь. Несколько попыток построить идеальное государство-утопию привели к многочисленным трагедиям и жертвам. Литературный жанр антиутопии, начиная с середины 20-го века, становится необычайно популярным. Это описание такого социального развития, которое привело к нежелательным результатам, мрачному и пугающему будущему, и, вместе с тем, стало предупреждением, стремлением защитить от необдуманной стратегии. Тем более удивительна ситуация, когда литературные и философские антиутопии реализуются непосредственно в жизни. Книги Николая Носова написаны для детей и их вряд ли можно торжественно называть коммунистической утопией и капиталистической антиутопией. Максимум, на который они претендуют, — жанр пародии. Тем не менее, Носов гениально предсказал многие детали современной российской действительности. Неужели наша жизнь выдумана детским писателем? Тогда зададимся вопросом, что из этих событий реальность, а что выдумка, — сказка «Незнайка на Луне» стала для российских олигархов руководством по обогащению в стране покорных коротышек; Ельцин, произнося присягу президента, положил руку не на Конституцию, а на экземпляр именно этой книги, а сам ее текст в наши дни отправлен на лингвистическую экспертизу после обвинений в разжигании ненависти к полицейским.




10. Франц Шуберт — струнный квартет №14 ре минор «Смерть и дева». /Универсализм. Категорический императив.
Архаичный сюжет похищения девы хтоническим чудовищем приобретает в античной культуре форму противопоставления жизни и смерти, Эроса и Танатоса. Сходный мотив «Смерть и дева» появляется в изобразительном искусстве конца XV века и становится необычайно популярным прежде всего в Германии. Музыкальная интерпретация этой темы, струнный квартет №14 Франца Шуберта, звучащий предельно эмоционально и трагично, стал источником большого количества аллюзий в позднейшем искусстве. Эта музыка в фильме Романа Полански «Смерть и дева» — знак несвободы, насилия и боли, постоянно возвращающий героиню к мучительным воспоминаниям. Жизнь — не просто противопоставление смерти, это постоянный моральный выбор и необходимость относиться к человеку не как к средству, а как к цели, что восходит к идее категорического императива Иммануила Канта.




11. Льюис Кэрролл — «Алиса в стране чудес», «Алиса в зазеркалье». /Логика невозможного.
Сказки Льюиса Кэррола про Алису — одни из самых упоминаемых и цитируемых книг на английском языке. Философы, историки, психологи, математики, физики и просто читатели со всего света находят на этих страницах множество скрытых смыслов. Вероятно, это можно объяснить тем, что автор писал, как ему подсказывала его безудержная фантазия, не вкладывая в эти тексты никакого морализаторства или великой идеи, а когда задавал загадки, то не подразумевал никаких определенных разгадок. Поэтому читатель чувствует себя полноправным участником великолепных приключений, причем не только неожиданных перемещений или фантастических изменений размеров, но и гораздо более сложных. Приключения логики: перепутанные субъекты и предикаты, вывернутые наизнанку причинно-следственные связи, индукция, притворяющаяся дедукцией. Тотальная деконструкция языка: мало кто так испытывал на прочность его синтаксис, семантику и прагматику. Безумные существа в этих сказках безумны не потому, что потеряли способность пользоваться формальной логикой или грамматически точно строить фразу. Они безумны, потому что не соотносят инструменты своего мышления с другими логическими системами и с миром вообще. Они не занимаются познанием, им достаточно владеть маленьким формальным логическим законом для личного удовольствия. Но именно для познания мира в целом пытается применить эти инструменты сама Алиса. За нонсенсом и парадоксом кроется понимание смысла познания. Из абсурдных посылок часто делаются верные выводы. И благодарному читателю, ведомому автором и его героиней, мир открывается с совершенно неожиданной стороны.




12. Ф.М. Достоевский — «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы». /Смерть Бога. Красота спасет мир. Деизм.
Хотя Ницше в «Веселой науке» и говорит «Бог умер! Бог не воскреснет! И мы его убили!», это не следует понимать буквально, как смерть высшего существа, когда-то жившего, а теперь прекратившего свое существование. Это метафора кризиса классической культуры истины, добра и красоты, культуры, нуждающейся в иерархии ценностей, восходящей к высшей точке. Ницше манифестировал идею, которая уже долго вызревала и нуждалась в ярком образе. После этого наступит другая эпоха, позже ее назовут модернистской. Но предскажут ее и другие авторы, и один из них — Федор Михайлович Достоевский. Возможно, именно в его «Бесах» Ницше увидит тот страшный образ, что Бога можно убить. Герои Достоевского мучаются от безверия и в Бога, и в бессмертие, и понимают, что раз так, то все дозволено. А значит, можно встать на место несуществующего божества и вершить судьбы других людей, и даже лишать их жизни, оправдывая это рациональными рассуждениями. Истина недостижима, добро утеряно, но, может быть, мир спасет красота, то есть то, что долгое время, начиная с древних греков, придавало миру структуру и порядок? Но выясняется, что в мире Достоевского в это верит только один идиот.




13. Михаил Булгаков — «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце». /Трансгуманизм. Демоны разума и демоны чувства.
В сознании человека всегда возникали существа, которые были в чем-то (или во всем) гораздо совершеннее его самого. Зависть к богам, к их бессмертию не оставляла человека, пока он сам не дерзнул превзойти свои естественные пределы. Так возникла идея богочеловека, так возник трансгуманизм и модернистские проекты создания идеального мироустройства. Два художественных образа Михаила Булгакова говорят именно о пределах человеческого. Один — бродячий философ Иешуа Га-Ноцри, который даже не называя себя богом, своей моралью поднимается над злом и суетой. Другой — Шариков, современный гомункул, созданный с благими намерениями, но демонстрирующий, как можно превзойти пределы зла. Стать сверхчеловеком нельзя, а творчество называть божественным можно только метафорически, но тогда к каким сверхчеловеческим силам обращается художник?




14. Харольд Рэмис — «День сурка». /Вечное возвращение
Трудно ожидать от фильма в жанре гротеска и комедии соответствия высоким художественным задачам. Тем не менее, чем больше проходит времени с того момента, как вышел на экраны «День сурка», тем больше появляется различных его интерпретаций: связь с философскими идеями, литературные аллюзии, метафоры и символика. Сюжет фильма и отдельные эпизоды используются в качестве иллюстраций в современных теориях. Повлияла ли на создателей фильма концепция Фририха Ницше «вечное возвращение»?




15. Рихард Вагнер — «Кольцо нибелунга». /Gesamtkunstwerk
Вагнер считал, что искусство его времени находится в состоянии «цивилизованного варварства», а типичный художник — отрешенный от мира эгоист. Задача людей будущего (всех вместе, а не каждого по отдельности) — создать Gesamtkunstwerk, великое универсальное произведение. Оно должно включать в себя все виды искусств, используя каждый вид лишь как средство и лишая его исключительности и самостоятельности. Целью такой работы будет изображение совершенной человеческой природы. По мнению композитора, воплотить это можно было только в драме, понимаемой как органическое единство слова и звука. Эти идеи были основой всех больших проектов Вагнера, таких как тетралогия «Кольцо нибелунга» или Байротский оперный театр — храм искусства будущего.








андрей великанов > курс "идеи и образы", лекции 2017-18.